Логотип

Это было начало 70-х годов — годов холодной войны, и разработчики системы «УС-К» понимали необходимость и важность создания такой системы. Наибольшая нагрузка по разработке и изготовлению СУОС выпала на КЗА, где разработкой руководили Главный конструктор В.Г. Попов, начальник СКБ И.Е. Глазунов, ведущие специалисты Ю.А. Корпачев, Ю.А. Киселев, Р. Хисамутдинов и другие.
Когда уговаривали всем миром министра Судпрома Б.А. Бутому разрешить разработку и изготовление СУОС на КЗА, министру Общемаша С. А. Афанасьеву, в качестве компромисса, пришлось взять на себя обязательства по серийному изготовлению СУОС на предприятиях Минобщемаша. Было определено предприятие директора В.И. Зайцева «Сибирские приборы и системы» в г. Омске.
Для обеспечения точного прицеливания оптической оси объектива БАО на контролируемый район наблюдения и отслеживания его с высокой точностью, при разработке СУОС были выбраны в качестве базовых ориентиров в космическом пространстве Земля и Солнце.
Своей продольной осью КА должен был ориентироваться на центр Земли с помощью земных оптических приборов, а второй поперечной осью — ориентироваться на Солнце, с помощью солнечных оптических приборов. Эти оптические приборы должны были не только ориентировать оси КА по Земле и Солнцу, но и обеспечивать развороты КА по всем трем осям в процессе отслеживания наблюдаемого района на рабочем участке орбиты. Такие высокоточные оптические приборы были разработаны в ЦКБ «Геофизика» под руководством главного конструктора В.И. Курушина и его главных специалистов Б.В. Медведева, B.C. Кузьмина, М.Г. Пирогова, В.А. Арефьева и других.
В ЦНИИ «Комета» и НПОЛ были разработаны бортовая цифровая вычислительная машина (БЦВМ) и программы управления для КА. Руководство разработкой в ЦНИИ «Комета» осуществляли главный конструктор В.Г. Хлибко, ведущие специалисты Ц.Г. Литовченко, Ю.П. Яковенко, СМ. Фрадков, Н.М. Финоге-нов, Г.В. Давыдов и другие. В НПОЛ разработку технических заданий и программ управления обеспечивали С.Д. Куликов, М.А. Розенберг, В.И. Лощенков, А.Е. Назаров, B.C. Дрейцер и другие.
Чтобы обеспечить непрерывное наблюдение за заданным районом размещения межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на территории США, было выбрано орбитальное построение системы КА на ВЭО с высотой эллиптической орбиты в апогее 40 тысяч километров, наклонением 63 градуса к экватору Земли и периодом обращения КА вокруг Земли 12 часов. При этом КА каждые сутки делает два витка вокруг Земли. Четыре КА в орбитальной группировке (ОГ), работая по 6 часов на каждом витке, обеспечивали двукратный контроль наблюдаемого района.
В качестве наблюдаемого района был задан тот ракетоопасный район (POP) на территории США, где на девяти ракетных базах разместились 1500 МБР с ядерными зарядами. Эта системная задача баллистического построения для непрерывного контроля POP была предложена и блестяще решена группой баллистиков в НПОЛ во главе с полковником в отставке, участником Великой Отечественной войны, кандидатом технических наук М.А. Розенбергом и его учениками В.И. Лощенковым, А.Е. Назаровым, B.C. Дрейцером и другими. Все элементы при создании будущей системы разрабатывались впервые в мире, но об этом разработчики как-то даже не задумывались.
Бортовая аппаратура обнаружения (Б АО) стартов МБР на дальности в 40 тысяч километров и охлаждаемые фотоприемные устройства (ФПУ) в инфракрасном диапазоне были разработаны в ЦКБ «Геофизика» и НИИПФ главными конструкторами Д.М. Хоролом, В.Г. Буткевичем и ведущими специалистами Г.Н. Ку-ковниковым, М.М. Карпухиным, И.П. Алексеевым, В. Синицыным и другими.
Установка на КА БАО теплопеленгационного типа с ФПУ в ИК-диапазоне потребовала от специалистов НПОЛ разработки специальной системы охлаждения приемников ИК-излучения до низких температур с многолетним ресурсом работы в космосе.
Существующие разработки холодильников были громоздкими и требовали большого расхода хладоагента. Здесь проявился талант И.И. Штейнгарта в НПОЛ, который предложил радиационную систему захолаживания БАО с использованием космического холода и тепловых криогенных труб. Система охлаждения фотоприемного устройства БАО на редкость оказалась удачной, не имела компрессоров и других атрибутов классических холодильников и не расходовала рабочее тело для охлаждения. Это была простая пассивная система, у которой пластина с теневой стороны КА охлаждалась космическим холодом и этот холод подводился с помощью тепловой трубы к фотоприемнику БАО.
Аналогично была решена задача охлаждения электронной аппаратуры внутри приборного контейнера КА все тем же И.И. Штейнгартом совместно с такими же, как и он, энтузиастами И.А. Зеленовым, A.M. Рябовым, В.И. Зуевым и другими. Для охлаждения приборного контейнера КА они применили находящийся в нем воздух, а часть стенки приборного контейнера, которая в это время находилась с теневой стороны КА, служила радиатором охлаждения воздуха. Со стороны Солнца приборный контейнер защищался экраном, который был закреплен на вращающейся вокруг продольной оси приборного контейнера ферме системы ориентации солнечных батарей КА на Солнце. КА получился очень компактный и рациональный.
Чтобы максимально облегчить конструкцию КА, главным металлургом НПОЛ А. Петраковым было предложено всю конструкцию КА изготовить из магниева сплава, что на 30 % легче, чем из алюминия. К тому времени в НПОЛ была освоена технология сварки магниевых сплавов. Эта технология изготовлений конструкций КА была также применена впервые в мире и не имеет аналогов по сей день.
Для запусков КА были выбраны полигон Плесецк и ракета-носитель «Молния» (типа 7) с разгонным блоком «МЛ» в качестве четвертой ступени ракеты-носителя.
Одно перечисление проблем, которые необходимо было решить, думаю, дает представление об объеме и сложности работ. Но в очень короткие сроки — 1970—1972 года —они были решены.
Когда в 1971 году был собран первый КА и установлен в сборочном цехе НПОЛ с развернутыми, как в полете, антеннами и солнечными батареями, Георгий Николаевич Бабакин подошел ко мне, пожал крепко руку и сказал: «Аппарат получился. Поздравляю!» В ответ я возразил: «Без вас, Георгий Николаевич, ни вы, ни мы никогда бы этого КА не увидели».
К сожалению, эта похвала Генерального конструктора была почти последней — 3 августа 1971 года Г.Н. Бабакина не стало. Приутихшие было противники системы с КА на ВЭО активизировались. Пошла новая волна наката и контрпроектов. Но об этом сейчас не станем вспоминать.
А всего за эти три года были разработаны, изготовлены комплектующие системы (десять комплектов), два летных и восемь стендовых космических аппаратов, проведены всесторонние стендовые испытания как раздельно бортовых систем КА, так и в составе стендовых КА.
19 сентября 1972 года с космодрома Плесецк ракетой-носителем «Молния» был выведен на орбиту первый КА отечественной КСПРН. По результатам обнаружения контрольных пусков отечественных МБР были внесены коррективы в аппаратуру обнаружения КА, и уже через год 2 октября 1973 года был осуществлен второй запуск КА — и первый в системе «УС-К» по контролю за POP США, —который дал однозначный ответ о возможности создания орбитальной группировки (ОГ) КА КСПРН.