Логотип

В 1971 году состоялось решение, разрешающее проведение экспериментальных пусков КА с БАО ТВ и ТП типов для проверки возможности обнаружения стартов МБР с дальностей (высоты) стационарной (апогея высокоэллиптической) орбиты.
Год с лишним специалисты многих предприятий трудились над тем, чтобы изготовить средства для этих экспериментов. К середине 1972 года НПО им. С.А. Лавочкина были изготовлены первые образцы экспериментальных КА. Следует отдать должное зам. Главного конструктора А.Г. Чеснокову. Его неуемная энергия, целеустремленность и практическая деятельность во многом способствовала быстрому изготовлению КА.
В августе 1972 года комплексные бригады специалистов промышленности и представителей Заказчика разъехались на НИПы, оборудованные линией связи «Кречет» (Ленинград, Москва, Камчатка), чтобы наблюдать сигналы с бортовой аппаратуры обнаружения. Сброс информации с борта КА на Землю производился по этой, уже изготовленной и внедренной, радиолинии.
В сентябре 1972 года стараниями специалистов НПО им. С.А. Лавочкина с полигона Плесецк был запущен первый экспериментальный спутник «Космос-520». На борту спутника кроме аппаратуры управления и сброса информации были установлены два типа бортовой аппаратуры обнаружения — телевизионного (МБТ-А) и теплопеленгационного (105-А) типа.
Аппаратура телевизионного типа представляла собой двухкамерный приемник на ИК-видеконах «Радиан» с объективом «Зикар-1a». Одна камера широкополосная (ШПК), другая — узкополосная (УПК). Поле зрения камеры УПК находилось внутри поля зрения камеры ШПК.
Аппаратура теплопеленгатора имела одну линейку из 50-ти чувствительных элементов, сканирующих по полю с помощью вращающегося зеркала. Полное поле обзора составляло — 1,5° х 5,5°.
Пороговая чувствительность ТВ и ТП аппаратуры составляла на тот период (2—5)х10-13 — (1,5—5)х10-14вт/см2.
Находясь на апогейном участке высокоэллиптической орбиты, КА с БАО нацеливался на район, с которого должен был произойти старт МБР или РН, чтобы наблюдать старт на фоне Земли или на фоне космоса и пригоризонтной Земли.
В процессе проведения экспериментов испытатели знали ориентировочное время старта БР. В это время взоры наблюдателей были направлены на экраны телевизионных установок. Каждому хотелось увидеть сигнал стартующей БР первым. При первом наблюдении сигнал мучительно долго не появлялся. Нервы испытателей были напряжены до предела. Вдруг кто-то вскрикнул «Сигнал есть! », но на экране не было ярко контрастной трассы, как всем хотелось видеть сигнал. Что-то похожее на сигнал вроде высвечивалось. Прошло десять минут. Одни утверждали, что не ярко, но сигнал прочертил трассу, другие сомневались и стали повторять записанную на магнитофон информацию. Побежали на телеметрию и документирование. Теоретики стали обдумывать план расшифровки и нанесения данных на миллиметровку. Потребовалось знать, как в это время были ориентированы оси КА. После недолгих расчетов все же убедились, что сигнал стартовавшей ракеты действительно был зафиксирован. Но этого было мало. Необходимо было набрать хотя бы небольшую статистику. У некоторых представителей заказчика, да и промышленности, оставались сомнения. Не так мечтали видеть сигналы стартовавшей ракеты.
Первый КА проработал на орбите всего 4 месяца. За это время активно проводился набор фоновых характеристик.
В ноябре 1973 года подготовили и произвели запуск также на высокоэллиптическую орбиту второго экспериментального КА «Космос-606».
В процессе экспериментов с этим аппаратом четко и надежно были обнаружены старты РН 8К74 и МБР 8К98. Учитывая, что МБР 8К98 по своим светотехническим характеристикам считалась эквивалентом МБР США типа «Минит-мен», эти результаты вселили в разработчиков и заказчика уверенность в том, что разработка системы идет по правильному пути.
КА активно отработал на орбите почти 8 месяцев. Испытатели активно набирали статистику по фонам, звездам и целям.
Получив данные по фоноцелевым характеристикам с предыдущих двух аппаратов, разработчики боровой аппаратуры создали у себя комплексные моделирующие стенды, на которых стали отрабатывать оптимальные характеристики бортовых средств обнаружения. Для этого на КА была поставлена БАО с несколько улучшенными характеристиками.
В июне 1974 года был запущен на высокоэллиптическую орбиту следующий экспериментальный аппарат — «Космос-665».
Учитывая проведенные доработки, следует отметить, что результаты экспериментов с доработанной БАО были более значительными.
24 декабря 1974 года с помощью телевизионной аппаратуры в ночных условиях был обнаружен реальный старт МБР «Минитмен» и осуществлялось сопровождение полета ракеты по всем трем ступеням. Старт был произведен с космодрома США «Ванденберг» (ЗРП).
Этот факт произвел ошеломляющее действие не только на разработчиков и заказчика, но и на высшее руководство страны. Сигналы были настолько большими и четкими, что о возможности обнаружения стартов МБР с дальности 45 тысяч километров и правильности выбора принципов построения космической системы ни у кого не оставалось никаких сомнений.
Однако разработчиков мучил вопрос выбора типа бортовой аппаратуры: телевизионного или теплопеленгационного. Одновременная установка на штатный КА БАО обоих типов не представлялась возможной. Штатная РН могла обеспечить вывод на орбиту аппарата с весовой нагрузкой (если на нем установлена БАО) только одного типа. Аппаратура телевизионного типа отлично работала в ночных условиях. Днем, когда Земля освещена Солнцем, матрица видекона сильно «зашумлялась». Обнаружение становилось практически невозможным.
Теплопеленгационная аппаратура в дневных условиях работала удовлетворительно. Так как наблюдение стартов должно было обеспечиваться круглосуточно, этот фактор оказался решающим, хотя в проведенных экспериментах большинство обнаруженных стартов было сделано телевизионной аппаратурой.
Однако, уточнив технические характеристики БАО и условия ее работы, ЦНИИ «Комета»* по согласованию с Заказчиком выдало ТЗ на разработку штатной БАО не только теплопеленгационного типа, но и телевизионного.
Надеялись на то, что ВНИИТ найдет технические решения, позволяющие обеспечить устойчивую работу приемной телевизионной камеры и в дневных условиях.
Между специалистами ГОИ и ВНИИТ развернулось соревнование — кто лучше и быстрее разработает БАО.
Экспериментальные пуски продолжались. Программа испытаний еще не была выполнена полностью. Проводился набор статистики фоно-целевых характеристик. Необходимо было проверить работу КА и его средств при запуске на стационарную орбиту.
Были изготовлены и запущены еще два КА. В январе 1975 года («Космос-706») на высокоэллиптическую орбиту и в октябре 1975 года («Космос-775») на стационарную орбиту.
Этот этап работ переоценить невозможно. Он прошел в трудной борьбе с «инакомыслящими». Результаты работ подтвердили представленные в дополнении к эскизному проекту расчеты и показали практическую возможность обнаружения стартов баллистических ракет с дальности более 45 тысяч километров.
«Повторение — мать учения». Разработчики еще раз прошли трудный путь исследований и обучения в создании сложнейшей многофункциональной космической системы.
Разработчики ЦНИИ «Комета» (ОКБ-41), проводя тщательный анализ полученных экспериментальных данных и результатов испытаний, стали просчитывать характеристики системы.
Трудно выполнимыми оказались требования по вероятности обнаружения и еще более трудными по вероятности возникновения ложных сообщений. Чересчур ответственными были решения, которые принимались по данным этой системы.
И тогда на первом этапе создания системы было принято решение: орбитальное построение КА производить таким образом, чтобы обнаружение производилось на фоне космоса. Необходимо было пока исключить обработку сигналов стартующих ракет на сложном подстилающем нестационарном фоне Земли. Особо опасным могло быть формирование ложных стартов, т.е. ситуации, когда реального старта не было, а на выходе системы появилось бы сообщение о якобы произошедшем старте.